Три события, которые потрясли меня.

После некоторых раздумий я всё-таки решил поделиться некоторыми подробностями событий, которые произошли со мной или в которых я принимал участие в этом году. Мне подумалось, что кто-нибудь извлечёт для себя возможную пользу из написанного. Правда, я не расскажу всего, что произошло, например, увольнение. В какой-то мере меня это тоже потрясло, поскольку я до сих пор не понимаю, как жить дальше. Или уход Вани в завал на Гайле, который видел только я, единственный из всех. Думаю, для остальных это прошло немного отвлеченно (кроме самого Вани, разумеется), потому что они знали благополучный финал. А на меня просто повеяло холодом от надвигающейся катастрофы, пока я снова не увидел Ваню на воде. Но если учитывать всю гамму впечатлений, то рассказать хочется не об этом.

 

Событие первое

 

Я задумчиво разглядывал мыски своих кроссовок на фоне окна своего баса, за которым лениво покачивался сосновый лес. Последняя остановка перед Стокгольмом. Участники поездки доедали ужин, кто-то отправился последний раз искупаться в озере. С пляжа доносился гомон шведов-негров и шведов-арабов. Надо постараться хоть чуть-чуть поспать. Закрыл глаза. Видимо заснул, потому что вздрогнул от шума сдвижной двери. Это потянулись зоки. От Димоновского автобуса доносился характерный грохот сборов. Заключительный аккорд — “Ложников, велосипед!!” – означал, что скоро тронемся.

Ехать было как-то немного грустно от того, что всё закончилось. Но ты уже привык следовать логики выезда – раз время вышло, надо ехать на паром. Мы миновали уже основную массу городков на границе и потихоньку втягивались в малонаселенную Швецию. Бас скатился с очередного спуска и с полученным ускорением забирался на подъём. Покрытие на дороге сменилось и тут же появилась легкая продольная раскачка. Наверху участок с волнами закончился, я переключился на пятую и добавил оборотов. Тут же раскачка повторилась. Было уже темно, и реальный рельеф полотна дороги не просматривался. Я поймал скоростной режим, на котором раскачка исчезла, и поехал пока так. Решив, что проклятый участок закончился, нажал на педаль газа. Тут же пошла тряска. Сбросил ногу – бас идёт ровно. Нажал – пошла раскачка. Этого нам всем не хватало!

На небольшом съезде с автобана остановился, надо посмотреть под капотом. Втайне надеялся, что это просто так совпало и это действительно неровности на дороге. Но уже хлопнув дверью, понял, что нежданно пришла большая проблема – что-то с двигателем. Доносился чуть глуховатый стук, двигатель отчётливо троил. 360 км до Стокгольма, ну на хера это было нужно! Вызвонили Димона, который уже умчался вперёд. Он минут через пятнадцать появился. Признался, что природу стука понять не может. У нас паром, надо как-то добираться, иначе опоздают все. Кроме негромкого стука и неустойчивой работы больше ничего. Может, просто отказала форсунка? Может, так доедем? А что делать? Вызывать в этой пустыне эвакуатор на незнакомом шведском и ехать на нём на паром? И сколько это займёт времени? Решили ехать до конца, не может так не повезти.

Может. Расход топлива чудовищно возрос. Надо заскочить на заправку, пока не поздно. Залился. Двигатель завёлся с оглушительным грохотом, заставив вздрогнуть полуночных шведов. Километров через пять грохот достиг предела моих нервов. Я остановился. Двигатель издавал гулкие удары вперемежку со звоном. Я ещё ни разу не видел, чтобы двигатель так раскачивался. Казалось, он сейчас выпрыгнет из нутра. Машина умерла.

Если кратко описать моё состояние, то я просто окаменел. Такую ситуацию я даже в принципе не мог представить. И вот я в ней. Мне было совершенно непонятно на тот момент, что делать дальше. Чтобы делать ремонт в Швеции, не могло быть и речи – таких денег у меня не только не было, у меня их никогда не было. Единственный путь – буксировка на тросе до парома. Это 310 км ночью по автобану в стране, где буксировка на тросе вообще запрещена. При этом мы уже ехали впритык по времени даже для исправного автобуса. То есть нужно было ехать со скоростью 90-100 км/час. Я уже с совершенно застывшим лицом надел трос, сел за руль и мы погнали.

Трос оказался коротковат. Чтобы мчать с такой скоростью, нужно иметь хотя бы 6 метров. Я таскал на этом тросе другие машины, но не было такого цейтнота и не на таких скоростях, поэтому до этого случая я не испытывал проблем. Следующий момент, это световая сигнализация. Мы ехали ночью и я освещал себе дорогу только аварийкой. Если бы включил фары, мне могло не хватить заряда аккумулятора. Где его зарядить в дороге тогда?

Пока нужно было лишь успеть на паром и перебраться в Турку, где и заняться двигателем. В моральном плане это несколько сняло напряжение. Об остальном думать не приходилось. Нога постоянно висела над тормозом, контролируя расстояние до Димона. Других машин почти не было. Достаточно быстро приспособился плавно гасить рывки – натягивал трос по диагонали, а потом выпрямлял его. Трос был один, его надо было беречь. Думаю, другой трос мы бы просто не нашли. Хотя, возможно на заправках можно было купить, если повезёт.

Городов по трассе было мало. Из крупных Карлстад и Карлскуга, остальные как-то объехали стороной. Сон слетел напрочь, да я бы руль никому и не доверил. Когда стало уверенно светать, мы приехали в Стокгольм. В порту были примерно за час до отправления парома.

Погрузка прошла без проблем. Мы только предупредили докеров, что автобус на тросе, они отнеслись к этому совершенно буднично. На паром меня отбуксировал Ваня, который ехал с нами одним рейсом. Нас поставили в голове ряда, прямо перед воротами, чтобы мы первыми съехали в Турку.

Обычно плавание на пароме доставляет массу положительных эмоций. В этот раз для меня паром значил лишь прибытие в очередную точку, которая пока ничего не решала. Я механически позавтракал за шведским столом при отсутствии всякого аппетита и ушёл спать в каюту, даже не надеясь уснуть. Голова была так нагружена мыслями, что не давала никакой надежды на сон. Самым лучшим выходом было слегка надраться и отвлечься, но делать этого было как раз нельзя. Пребывая на пароме, мне надо было использовать эту передышку, чтобы решить, что делать дальше. После прибытия в Турку я уже был бы лишен некоторых информационных ресурсов и у меня остался бы только телефон, который тоже надо заряжать.

Поспать всё-таки было надо, и я решил вспомнить события последних дней в Норвегии, чтобы увести мысли от своих проблем хотя бы на время. Проанализировал свои ошибки и стал повторять в уме траектории на Рауме, Бовре и Амоте. В какой-то мере это удалось. Норвегия всё ещё стояла у меня перед глазами, достаточно было протянуть руку. Несколько раз пытался представить ту бочку в Амоте, где меня слегка поварило. Я уже несколько раз подряд летел вниз с правым креном, удачно уходил от стенки и останавливался перед заключительным препятствием. Постепенно я осознал, что действительно плыву, я ощущал брызги на лице, что-то орал другим, пытаясь перекричать грохот Амота. Но как же так, а автобус? С души словно сорвалась вся тяжесть. Если я здесь, значит мы всё ещё в Норвегии. Вся это душераздирающая история просто приснилась, это сон, а явь вот она. Это открытие настолько потрясло меня, что я тут же очнулся. По крайней мере двое спящих в каюте издавали такие шторма, какие паром в жизни не видел. Мне показалось, что они способны были заглушить не только Амот, а всю Норвегию.

Итак, 1 час 40 минут сна. Я уселся на ресепшене с нетбуком и углубился в поиски сервисов в Турку. Часа через три я осознал, что окончательный ответ я получу только на месте в понедельник, поскольку в воскресенье они не работали, а сегодня пока суббота. Позвонил по двум телефонам, где были русскоговорящие. Никто не ответил. На тот момент я ещё не знал, что с двигателем, поэтому не мог сказать, что мне было нужно от сервиса. Перспектива общаться с финнами на английском на автомобильные темы меня сильно напрягла. Да и знают ли они сами английский? Впрочем, я и сам его не знаю. Был бы я в Германии, ещё туда-сюда… Масса звонков друзьям в Россию тоже не добавили ясности. Итак, вариантов было немного – дотащиться до сервиса и ждать понедельника (наверняка возникнут трудности с парковкой), остаться в порту и продолжать поиски, или доехать до России (опять ночью и опять нарушая все правила). На тот момент я уже так был измучен нерешенностью ситуации, что решил добираться до России. По крайней мере, я откладывал решение вопроса на сутки, которые всё равно пропадали – воскресенье, ничего не работает. Попутно я решал бытовые вопросы – питание, ночлег и т.д.. И в России я знаю, что мне делать.

В порту мы перетряхнули автобусы, часть людей уехала на Юмашеве с Пастуховым, я мы двинулись в объезд автобанов в Нуйямаау. Это ещё 450 км. Пока было светло, я решил аварийку не включать, моргала только в населёнке. Она пригодилась бы дальше, чёрт его знает, когда это закончится. Когда стало совсем темно, пришлось её включить, чтобы хоть чуть-чуть светило. В какой-то момент я понял, что устал. До границы оставалось что-то километров 100, но я уже не мог. Я ушел спать, за руль сел Димон, а Катя впереди. Километров через десять Димон сказал, что на таком коротком тросе он ехать не может и нарастил 2 метра. С длинным тросом оказалось ехать проще на перегонах, но при частых остановках он мешает, потому что быстро провисает и дергает при трогании. Надо стараться всё время держать его в натяг и не жалеть тормозов, иначе в конце концов оборвёт. Крюки, которыми оборудованы большинство тросов, на таких длинных расстояниях разгибаются, и стопорная защёлка перестаёт фиксировать. Поэтому лучше вместо крюков иметь стремянки.

Границу проскочили без проблем. Остаться я решил возле Выборга, на заправке “Несте” на трассе “Скандинавия”. Отсюда можно было добраться и до Выборга и до Питера, а нужные вопросы решить по телефону. Часть задачи я решил. Если понадобится, я могу и до Москвы добраться, но нужно попытаться решить все вопросы на месте.

Все уехали, мы одни, я и Маша. Светает. Я расслабился из бутылки, подаренной Шуриком, и лёг спать. Остальное завтра.OLYMPUS DIGITAL CAMERA

За исключением ситуации, утро было будничным. На заправке побрился, вымыл чёрные ноги, набрал воды, в лесу сделали завтрак. Было солнечно и тепло. Поговорил с заправщиком о своих проблемах. Он посоветовал ехать до Питера, там дизелистов больше, чем в Выборге. Опять начал обзванивать знакомых. Выяснилось, что “Транзитов” в Питере у каякеров почти нет. А у кого есть, двигателем не занимались. В конце концов позвонил питерцу Лёше. Он пообещал узнать, что только сможет. И действительно узнал. Он сам нашёл сервис, где меня могли принять и даже сам обо всём договорился. И только благодаря ему мы достаточно быстро выпутались из этой неприятной ситуации. Забегая вперёд, скажу, что у меня заклинило клапан в третьем цилиндре, который в конце концов оборвало. Именно он постукивал вначале, его просто поршнем задвигало обратно. Пока поршень не пробило на перегоне. Уж не знаю, всякий ли сервис взялся это сделать, но тот сервис, что нашёл Лешка, без труда справился. В Москве дизелистов такого уровня я так и не нашёл.

Кого ещё знаю в Питере близко, это Кирюха. Звоню. Он слегка ошалел от моих новостей, но обещал помочь чем-нибудь. Но помочь ему было сложно, потому что был в Лиексе. Зато он нашёл автобус, который возвращался в Питер и мог меня отбуксировать. Это была Мося.

К вечеру у меня были кOLYMPUS DIGITAL CAMERAонтакты сервиса, номера телефонов, по GPSу я нашел ряOLYMPUS DIGITAL CAMERAдом с сервисом мотель и ждал только Мосю. Последний рывок до Питера был последним аккордом для троса, который я перевязывал три раза. Пятнадцать километров пробки на трассе и пробка в Светогорске его в конце концов добила. Четвертый раз я его перевязал уже за три километра до места, в Ольгино. Через десять минут мы были в точке по GPS. Сами питерцы были в этом месте первый раз. В темноте оно больше напоминало пейзажи “Пикника на обочине” Стругацких. В такой пустынной промзоне я давно не бывал и уж тем более не ночевал. Неужели здесь мне помогут? Запомните это место, кто столкнется с проблемами в дороге под Питером и у кого “Транзит”. Оно называется “Конная Лахта”.

Утро. Вдоль дороги тянется пыльный неровный забор с многочисленными провисшими воротами. За каждыми воротами угадывалось неторопливое движение. Это делали свои дела питерцы. Мои ворота были напротив обездвиженного баса с рядом таких же умирающих “Транзитов” прошлых выпусков. Над забором гордо реял донельзя выцветший флаг фирмы “Форд” и деревянная табличка с  надписью “Форд-Сервис” написанная вручную кисточкой. Полный антураж форта времён гражданской войны в Америке.

Я ещё на заправке “Несте” узнал, что работа в сервисе начинается в 11 часов (!!). Ну, в конце концов, кто как хочет, тот так и работает. До одиннадцати я не дотерпел и прокрался чуть раньше на рекогносцировку. У ворот спросил кого-нибудь из сервиса, меня направили в магазин, сказав, что там директор. В дверях меня встретил седоватый плотныIMG_20140729_110746й человек в летах в синей спецовке слесаря. Больше никого не было.

— Здравствуйте, мне нужен руководитель сервиса.

— Я директор, но мы открываемся в 11 – не очень приветливо ответил он.

Я в двух словах объяснил ситуацию и сказал, что буду ждать снаружи.

Минут через сорок он подошёл, представился Алексеем Григорьевичем. Мест нет, я без записи, может быть вечером, а вернее завтра, езжайте пока домой. Я ответил, что жить пока негде, ищем. Не Питерец? Из Москвы проездом. А откуда проездом? Из Норвегии. А встал где? В Швеции. А здесь как? На тросе. Что, всё время? Ну да. Алексей Григорьевич поморщил лоб, сказал, что попозже подойдёт.IMG_20140729_110652

Маша тем временем на велосипеде поехала в мотель, узнать на счёт проживания. Мотель пока пустовал, и мы сняли даже отдельный домик, а не номер. Две кровати, крыша над головой, розетки, можно готовить на крылечке, рядом через дорогу продукты, лес, залив. Всё это в черте города, уточняю, до метро 20 минут на маршрутке, проверял. Просто парадиз. Сутки 700 рублей.

Спустя полчаса Алексей Григорьевич опять подошел, задумчиво помолчал, глядя на двигатель и изрёк:

— Ну вот что, тут скорее всего под замену, разберёмся сначала. Пока сходите за соседний забор, там наверняка двигатель есть.

За соседним забором в эллинге стоял у только что снятой коробки передач похожий мужчина. Вокруг на поддонах были разложены коробки передач и двигатели от всевозможных фургонов. Двигатель к “Транзиту”? Вот лежит. ТолькоIMG_20140729_110714 что из Англии, пробег 100 тыщ. Есть ещё один, пока не смотрели. Один 86, другой 115 (лошадок). Ещё чего-нибудь? Да вы езжайте домой, мы с Григоричем сами разберёмся, только на связи будьте. А, жить пока негде. Ну найдёте, тут просто. Отдохнете, пока с вашей машиной разберутся.

Алексей Григорьевич тем временем решил поставить мой бас в бокс. “Клиент что-то запаздывает…” неохотно проворчал. Затолкали автобус. “Я заранее скажу – это прогар поршня в 3-м цилиндре. Если зеркало цело, можно перебрать, нет – лучше менять, дешевле выйдет. Пусть пока до вечера здесь постоит, я посмотрю. Пока идите, отсыпайтесь, я позвоню. Только вот что – мы работаем с 11-ти до 6-ти, в восемь ворота закрываются. Если что-то срочное, можно звонить мне до 10 вечера. Утром рано не звоните, всё равно трубу не подниму”. И я пошёл в мотель. По дороге нашёл рабочую столовую, обеды 250 рублей, до 16-00. Прямо у мотеля два магазина с продуктами, небольшой ресторанчик и чуть вдалеке скопище торговых центров от “ОБИ” до IMG_20140729_110732“Макдональдса”. В домике удалось поспать, рядом нашёл душ, на ресепшене быстрый Wi-Fi и вдруг понял, что внутренне успокоился. Самое время напиться. Но сначала сгоняю к Алексею Григорьевичу.

— Я дизелиста вызвонил. Олег, познакомься, это Николай – обратился он в глубину бокса. У капота весело крутил инструментом  моторист. “Ну и как дела?” –“Зеркало вроде цело. Сейчас точно узнаем, поршень снимем. Завтра к одиннадцати подходите с деньгами, докупаться будем…”

В домике я окончательно пришёл в себя. Тяжёлое напряжение последних дней ушло, можно было подумать по крайней мере о ближайшем будущем. Ну завтра пошляемся по Питеру, встретимся с Лёшкой, послезавтра ещё куда-нибудь, можно на пляж, тут рядом… фу, можно выдохнуть. В лесу быстро темнело, горланили какие-то цикадки, изредка по дорожке проходил кто-нибудь из постояльцев. Я заснул.

С утра в одиннадцать я стоял у будочки на воротах и трепался со здешним бухгалтером. Подошёл Алексей Григорьевич. “Ну вот смету подсчитали, в кассе будет лежать. – Собирать завтра начнете? – Так уже собрали.” Я метнулся в бокс. Бас урчал двигателем, только воздушный фильтр не был одет. Олег что-то подкручивал внизу. Двигатель работал так ровно, что на нём можно было разливать. “ Когда?” – только и смог выдохнуть я. “Да вот Олег на ночь остался.” ”А чего ездить туда-суда”- подключился в разговор Олег- “да и не работал я всю ночь, в три спать лёг. Щас подрегулируем и можно забирать”. Я ошарашенный вышел на свет. Сзади подступил Алексей Григорьевич.

— Я уже прокатился на нём недалеко, нормально всё. Ну там попутно поменяли, что надо было. Ну  цепи там, OLYMPUS DIGITAL CAMERAраспредвалы, поршень подобOLYMPUS DIGITAL CAMERAрали, всё новое. Головка бэушная, ну головка и есть головка, чего ей будет, подмарафетили немного, а так нормально. Форсунка тоже бэушная, но тот двигатель не от этого умер, должна работать, прописать только надо, ну да сам сделаешь, мне сюда электронщика трудно вызвать, заранее надо договариваться… . И Алексей Григорьевич наконец разговорился. Несмотря на свою занятость и очевидные дела, он стал рассказывать клиенту, которого вчера утром ещё не знал, про всё, что хоть как-то  касалось автомобильной жизни, да просто жизни. Показал свой автопарк, который он юзает несколько лет.

— Вот этот например Форд – мы стояли у грузовика, по-моему “F-500”, если не ошибаюсь – 79 год, 1,5 миллиона прошел, и ещё миллион пройдет, но ему здесь просто негде. Я двигун чуть помощнее поставил, ему тянуть много надо. Под завязку сто идёт, а больше ему не надо. А сейчас что делают? У некоторых проблемы уже через сто тыщ начинаютсOLYMPUS DIGITAL CAMERAя, то поршень, то клапан, и всех одно и то же, 3-й и 4-й цилиндр. Что Форд, что Пежо, остальные то же самое. Там постоянно зона перегрева образуется, вот и летят. Все об этом знают, ничего не делают. Распредвалы сборные, кто это придумал? Маркетинг грёбанный. Хотят клиента намертво к дилеру привязать, чтоб возле сервиса крутился. Автомобиль должен давать человеку свободу, а не вязать по рукам. Разучились машины делать из-за этих маркетологов. Так что мы никогда без работы не будем. Я специально только фордами занимаюсь, их поменьше, а так бы зашились совсем. Ты, если что, звони. Даже просто с дороги, необязательно рядом. А будешь рядом, заезжай. Только предупреди, обычно всё занято.

Мы пожали друг другу руки, мне выгнали автобус и я уехал. Можно было сразу домой, но я решил всё доделать. Вечером прописал форсунки в другом сервисе, на следующий день мы всё-таки походили по Питеру, а вечером посидели с Лёшкой, который всё это мне нашёл. Всё-таки Питер удивительный город.

 

 

                                                                                                                                Коляныч.

3 комментария на "Три события, которые потрясли меня."

  • comment-avatar
    Kolyan
    18.09.2014 (22:44)
    Ответить

    Остальные части добавлю по мере написания.

  • comment-avatar
    VolnoreZ
    23.09.2014 (11:18)
    Ответить

    Колян. Спасибо за тревожный рассказ. Есть пара вопросов к тебе, как связаться?

  • comment-avatar
    Kolyan
    25.09.2014 (10:00)
    Ответить

    Контакты есть у Шурика Коржова. Можно в почту niksilver@mail.ru


Оставить комментарий:

Некоторые тэги HTML разрешены

UA-12532256-4